image

Адвокат о новом законе о финансовом мониторинге

28 апреля вступил в силу новый закон, который общество прозвало законом о финансовом мониторинге. Ожидания многих о том, что его вступление в силу в связи с Covid-19 будет отложено не оправдались.

С одной стороны закон нужный, но, как говорится, осадок остался. Слишком много вопросов и процедур осталось без ответа. Хочется в первую очередь остановиться на личном — на адвокатуре. Отношения между адвокатом и клиентом всегда основывались на доверии. Клиент зачастую приходит к адвокату рассказать о неприятных вещах — ошибках, потерях и даже преступлениях чтобы получил совет и качественную правовую помощь адвоката.

Однако теперь адвокат должен сообщать о рисковых операциях клиента и даже представлять документы, которые могут быть использованы в качестве доказательства в уголовном производстве против клиента, определять бенефициарного собственника юридического лица. В приливном случае его ожидают баснословные штрафы и даже потеря профессии. Как сохранить в этом случае баланс? Вопрос сложный, но выглядит так, что дешевле не вступать в отношения с клиентом, который не пройдёт процедуры, требуемые законом.

На практике наиболее частая ситуация, что результат нужен был клиенту еще вчера, до того как он обратился к адвокату. А если правовая помощь понадобилась в срочном порядке?
Конечно, хочется верить, что следователь и оперативные сотрудники любезно подождут, пока адвокат проведёт идентификацию и верификацию клиента, определит бенефициарного собственника и происхождение средств, оплаченных в качестве гонорара (конечно нет), и начнут обыск только после этого. Грань между необходимостью соблюдения адвокатской тайны и положениями закона о финмониторинге отсутсвует.

Актуальным также остаётся вопрос и о консультациях адвоката онлайн. Эта практика особенно остро встала в связи объявлением карантина. Многие клиенты обращаются именно за получением онлайн консультации адвоката. Такая форма коммуникации является удобной и будет распространённой и после окончания карантина. Однако механизм идентификации и верификации онлайн не предусмотрен. Например, в странах ЕС имеется возможность идентификации клиента с помощью видеосвязи и получения скан-копий документов, при этом клиенту присваивается высокий уровень риска. Хочется верить, что такой подход будет допустим и в случае с Украиной для возможности подготовки юридической консультации онлайн.

Отсутсвие достаточных гарантий и защиты

Несмотря на множество новых обязательств и высокую ответственность (минимальный штраф составляет более 200 тысяч гривен) закон не предоставляет достаточных гарантий в защите прав самих субъектов первичного финансового мониторинга (СПФМ). Например у СПФМ есть обязанность немедленно заморозить активы клиенту в некоторых случаях. Какой механизм таких действия например для адвоката?

Вопрос определения конечного бенефициарного собственника вообще особенный и зависит от умений и подхода каждого отдельного СПФМ. Что будет когда разные СПФМ по своему определят бенефициаров? А ведь компания может действительно пострадать от таких действий, которые в том числе могут быть и ошибочными.

Конечно, подобный закон это общемировая тенденция. Проблема отмывания средств стоит очень остро. Однако, Украина имеет свои особенности, которые не были учтены. Любая информация подкупается и подаётся, а получить данные о СПФМ, который «слил» информацию при наличии определённой денежной суммы может не составить труда. Закон определённо потребует новых подходов при работе с клиентами, а также осознания самими гражданами и компаниями, что обращаясь к адвокату необходимо готовиться предоставить пакет документов о себе и планируемых операциях.

Метки: